Медиальная и латеральная: Термины. Латерально/Медиально: dok_zlo — LiveJournal

Содержание

Анатомия собаки миология

Этот раздел анатомии животных содержит 608 иллюстраций, посвящённых мышечной системе собаки.

Дорсальный вид — Седалище / Бедро — Мышцы — Вид с латеральной стороны

Здесь представлены научные иллюстрации мышц и костей собаки в различных направлениях (латеральное, медиальное, краниальное, каудальное, дорсальное, вентральное/пальмарное и т.д.), а также указаны названия некоторых фасций, сухожилий, связок и суставов.

Модуль включает изображения изолированной мышцы и мышцы «в разрезе», точек ее прикрепления к костям, а также изображения прогрессивной диссекции для лучшего понимания взаимосвязи между мышцами.

Дорсальный вид — Шея — Insertiones musculi — Вид с латеральной стороны

Цветовой режим позволяет более быстро определить мышцу в различных направлениях и режимах (внешний вид, «в разрезе» и в местах прикрепления к костям). Выбор цветов соответствует движениям мышцы в трех проекциях:

Дорсальный вид — Голова / Шея — Мышцы — Дорсальный вид

— передне-задняя проекция (зелёный цвет) для обозначения абдукции/аддукции

— медио-латеральная проекция (красный цвет) для обозначения сгибания/разгибания

— вертикальная проекция (голубой цвет) для обозначения осевого вращения.

Дорсальный вид — Мышцы живота — Дорсальный вид

Рисунки и выноски с названиями анатомических структур были сделаны Готье Кервином (англ. Gauthier Kervyn) под научным руководством Антуана Мишо (англ. Dr Antoine Micheau) и Дени Хоа (англ. Dr Denis Hoa).

Собака — Череп — Insertiones musculi — Вид с латеральной стороны

Координатор переводческих проектов ― Барбара Стоклер (англ. Barbara Stockler).

Собака — Предплечье — Мышцы — Вид с латеральной стороны

Авторское право на эти иллюстрации принадлежит компании IMAIOS, и их свободное использование не допускается.

 

Библиография:

-Nomina Anatomica Veterinaria (cinquième édition — 2012 by ICVGAN)

-‘Anatomie comparée des mammifères domestiques :tome 1 Ostéologie’ by Robert Barone

-‘Anatomie comparée des mammifères domestiques :tome 2 Arthrologie et Myologie’ by Robert Barone

-‘Miller’s Anatomy of the dog’ 4ème édition by Howard E. Evans and Alexander de Lahunta

-‘Illustrated Veterinary anatomical Nomenclature’ by Gheorghe M. Constantinescu and Oskar Schaller

-‘Anatomy of the dog’ by Klaus-dieter Budras, Patrick H.McCarthy, Wolfgang Fricke, Renate
Richter

-‘Color Atlas of Veterinary Anatomy: the dog and the cat’ by Stanley H.Done, Peter C.Goody, Susan A. Evans, Neil C.Stickland

-‘Animal anatomy for artists: The elements of form’ by Eliot Goldfinger

Значение, Определение, Предложения . Что такое Медиальный и латеральный

Он делится на уровне носового клапана на поверхностный и глубокий слои, каждый из которых имеет медиальный и латеральный компоненты.
Это медиальный и латеральный отделы большеберцовой кости, пателлофеморальный отдел и верхний большеберцовый сустав.
Медиальный и латеральный мыщелки разделены межкондилярной областью, где соединяются крестообразные связки и мениски.
Другие результаты
С обеих сторон имеются две пояснично-крестцовые дуги-медиальная и латеральная.
Кроме linea aspera у древка есть еще две границы: латеральная и медиальная.
Медиальная борозда менее отчетлива, чем латеральная.
В латеральная широкая мышца бедра медиальной части четырехглавой группы мышц.
Медиально к нему относятся пищевод, трахея, грудной проток и левый возвратный гортанный нерв; латерально к нему-левая плевра и легкое.
Это треугольное пространство, ограниченное медиально малой Терезой, латерально длинной головкой трехглавой мышцы плеча и снизу большой Терезой.
Верхняя поверхность медиальных мыщелков имеет овальную форму и простирается латерально на сторону медиального межкондилярного бугорка.
Орбитальная поверхность представлена медиально вертлужной ямкой и латерально слезной ямкой.
Медиальные две трети ямки отмечены несколькими косыми гребнями, идущими латерально и вверх.
Он прикрепляется медиально к инфраспинальной ямке лопатки и латерально к средней грани большого бугорка плечевой кости.
Она толстая медиально, но тоньше латерально под коракоакромиальной связкой.
Повреждение медиального мениска примерно в пять раз больше, чем повреждение латерального мениска из-за его анатомического прикрепления к мцЛ.
Ни один из медиальных разрывов мениска не был изолирован; медиальные разрывы мениска отсутствовали при отсутствии латерального разрыва мениска.
Метаталамус состоит из латерального геникулята и медиального геникулята ядер.
От латерального до медиального, эректорные мышцы позвоночника можно запомнить с помощью мнемоники, я люблю позвоночник.
Сигнал от латерального парабрахиального ядра передается в медиальное преоптическое ядро.
СА-это компоненты внутри синуса, от медиального до латерального.
Поперечная связка тянется от латерального мениска к медиальному мениску.
Задние и передние менискофеморальные связки тянутся от заднего рога латерального мениска к медиальному мыщелку бедренной кости.
Здесь медиального и латерального межмыщелкового бугорка форм межмыщелкового возвышения.
Его проксимальные волокна разветвляются вдоль медиальной стенки латерального мыщелка бедренной кости.
Состоит из расщепленного перелома медиального и латерального большеберцового плато.
Леватор labii superioris alaeque nasi, делится на медиальное и латеральное скольжение.
А так же кальцификация латеральной и медиальной коллатеральных связок.
Здесь сухожилие большой мышцы поясничной кости проходит по медиальной камере, а сухожилие подвздошной мышцы-по латеральной камере.
Способность к отсроченному удовлетворению возрастает по мере созревания латеральной префронтальной коры и медиальной префронтальной коры.
Рисунок, показывающий режим иннервации медиальной прямой и латеральной частей глаза.

Что такое поверхности зуба — Клиника доктора Ланге

Теперь Вы можете, не выходя из дома, практически точно определить стоимость своего будущего лечения. Нужно только изучить визуально на какие поверхности распространился кариес. Исключение составляют скрытые кариозные полости, которые невозможно увидеть.

1. Лечение одной поверхности зуба (кроме контактных поверхностей)

Данная позиция означает, что указанная цена распространяется на лечения любого кариеса (поверхностного, среднего или глубокого), расположенного на любой* одной(!) из поверхностей зуба: жевательной, вестибулярной (поверхность зуба, которая соприкасается со щекой или губой), язычной ( для зубов нижней челюсти), небной (для зубов верхней челюсти). Язычная и небная поверхности зуба «смотрят» в полость рта и их можно потрогать языком при сомкнутых зубных рядах.

* Стоимость лечения контактной поверхности зуба, несмотря на то, что это одна поверхность, не входит в данную позицию, так как требует более сложного лечения с восстановлением плотного контакта с соседним зубом. Контактная поверхность зуба — это любая поверхность зуба, которой зуб соприкасается с соседнем зубом на этой же челюсти. Обычно таких поверхностей у зуба две: медиальная и дистальная. Медиальной поверхностью зуб контактирует со впереди стоящим зубом, дистальной с позади стоящим в зубном ряду зубом. Именно для чистки этих поверхностей мы используем зубную нить или флостик.

2. Лечение кариеса двух поверхностей зуба или 1-ой контактной поверхности

В данной позиции указана стоимость лечения любого кариеса, поразившего одну контактную поверхность зуба или любые две поверхности зуба (в том числе две контактные поверхности).
Чаще всего встречается кариес именно контактных поверхностей, так как многие не используют зубную нить и поверхности остаются не дочищенными.

3. Лечение кариеса трех поверхностей зуба

В данной позиции указана стоимость лечения любого кариеса, поразившего сразу три любые поверхности зуба.

4. Временная реставрация композиционными материалами зуба с разрушением более ½ поверхности

В данной позиции указана стоимость восстановления коронковой части зуба с разрушением или кариозным поражением сразу четырех или пяти поверхностей зуба. Такая реставрация называется «временная», так как при таком разрушении зуба есть прямые показания к ортопедической конструкции — коронки, с целью сохранения зуба от дальнейшего разрушения: слома оставшейся стенки или трещины зуба, что может повлечь за собой удаление зуба. Временная реставрация делается в том случае, если пациент в ближайшее время не готов по тем или иным причинам к протезированию.


Лечение Повреждение боковых связок коленного сустава (внутренней и наружной коллатеральных связок)

К боковым связкам коленного сустава относятся медиальная коллатеральная и латеральная коллатеральная связки. Разрыв боковых связок коленного сустава представляет собой распространенную спортивную травму, лечением которой занимается врач ортопед.

Внутренняя связка чаще травмируется, учитывая особенности анатомии коленного сустава. Как правило, при занятиях активными видами спорта такими как бег на лыжах, футбол, сквош или теннис.

Обычно волокна связок достаточно крепкие, чтобы выдержать нагрузки подобного рода. Однако в результате их сильного натяжения, произошедшего из-за неправильного противоестественного движения в коленном суставе, такого как скручивания колена, волокна могут разорваться. Как правило при это может возникнуть характерный хруст. Разрыв всегда сопровождается кровотечением.


Латеральная коллатеральная связка коленного сустава повреждается реже, чем внутренняя, но при этом чаще разрывается вся связка полностью или полностью происходит отрыв от места ее прикрепления к мыщелку бедра.

Медиальная коллатеральная связка подвергается травматическим повреждениям чаще. Однако обычно она разрывается частично. Часть волокон внутренней боковой связки вплетается в капсулу сустава и в ткань внутреннего мениска коленного сустава. Такое прикрепление связки приводит к возможному повреждению внутреннего мениска коленного сустава при травмах связки.

Различают частичный и полный разрыв  внутренней боковой связки. Частичный разрыв чаще происходит в месте ее прикрепления к внутреннему мениску.

 Непосредственно после травмы отмечается ограничение функции сустава, иногда может быть гемартроз – скопление крови в полости сустава. В области поврежденной связки может быть отечность мягких тканей. Ощупывание этого участка болезненное.

Полный разрыв приводит к нестабильности коленного сустава. Чаще разрывается внутренняя боковая связка. 

При чрезмерной приложенной силе к внутренней поверхности коленного сустава нередко могут повреждаться и другие элементы коленного сустава (крестообразные связки, мениски), и малоберцовый нерв.


Диагностика

Исходя из симптомов и клинического обследования врач ортопед может назначить такие исследования как рентгенография, магнитно-резонансная томография (МРТ), ультразвуковая диагностика (УЗД).


Лечение

Тактика лечения при большинстве случаев консервативная: ношение специального ортеза с боковой стабильностью, холод местно, возвышенное положение конечности, ограничение нагрузки на поврежденную конечность на протяжении 4 недель. За этот срок большинство разрывов срастаются. В случаях когда консервативное лечение не помогло, прибегают к хирургическому лечению. Выполняется реконструкция боковой связки аутотрансплантатом из сухожилий мышц задней поверхности бедра.

Профилактика

Рекомендуется обращать особое внимание на тщательную разминку и разогрев мышц перед занятием спортом. Хорошо натренированная мускулатура уже является хорошей защитой от травм.

ДОВЕРЬТЕ ЗАБОТУ О СВОЁМ ЗДОРОВЬЕ НАСТОЯЩИМ ПРОФЕССИОНАЛАМ!

Повреждение латеральной коллатеральной связки (разрыв наружной боковой связки)

Повреждение латеральной коллатеральной связки (разрыв наружной боковой связки) — travmasport

Главная » Коленный сустав » Повреждение латеральной коллатеральной связки (разрыв наружной боковой связки)

Латеральная (наружняя) коллатеральная связка (ЛКС) коленного сустава соединяет наружний надмыщелок бедра с головкой малоберцовой кости, располагаясь под кожей по внешней поверхности сустава. Её основная функция – препятствовать избыточному смещению голени кнутри относительно колена (т.н. варусной деформации).

Разрывы ЛКС случаются намного реже, чем разрывы медиальной коллатеральной связки. Наиболее вероятный механизм травмы – прямой удар в переднемедиальную область колена – при этом голень отклоняется кнутри, а ЛКС растягивается и разрывается. От такого воздействия коленный сустав обычно защищает противоположная нога, однако при сгибании в тазобедренном суставе, например, при попытке удара по мячу «с лёта», коленный сустав становится незащищенным от прямого удара, направленного изнутри кнаружи. Также возможен непрямой механизм травмы при подворачивании конечности во время смены направления движения.

Симптомы

После травмы возникает боль по наружной поверхности коленного сустава, обширная подкожная гематома в проекции связки. Пациент может испытывать ощущение неустойчивости. Выраженного внутрисуставного выпота обычно не бывает в силу внесуставного расположения связки. При клиническом обследовании выявляется болезненность при пальпации, положительный «варус-тест»: осуществляя противоупор по внутренней поверхности бедра, ортопед пытается сместить голень кнутри. При частичном разрыве возникает болезненность в проекции связки, при полном разрыве – избыточное отклонение голени. Обязательно выполняется рентгенография, в сомнительных случаях – под нагрузкой. Окончательно установить характер разрыва и наличие сопутствующих повреждений менисков и других связок коленного сустава позволяет МРТ.

При полном разрыве ЛКС, особенно в сочетании с повреждением других структур заднелатерального отдела сустава, крестообразных связок и менисков, показано оперативное вмешательство – артроскопическая пластика. В случае свежего разрыва может быть показано сшивание связки, однако для более стабильной фиксации чаще используется пластика с использованием аутотрансплантата из сухожилия нежной мышцы.

Мы возвращаем радость движения!

Белорусский государственный медицинский университет

1.

Медиальная и нижняя поверхности полушария
, facies medialis et inferior hemispherii.

2.
Борозда мозолистого тела
, sulcus corporis callosi. Находится между мозолистым телом и поясной извилиной. Рис. А. 3.
Поясная извилина
, gyrus cinguli (cingulatum). Идет параллельно мозолистому телу между поясной бороздой и sulcus. corporis callosi. Входит в состав лимбической коры. Рис. А. 4.
Перешеек поясной извилины
, isthmus gyri cinguli (cingulatus). Сужение в месте перехода в парагиппокампальную извилину, расположенное кзади и снизу от валика мозолистого тела. Рис. А. 5.
Поясная борозда
, sulcus cinguli (cingulatus). Ограничивает переднюю часть одноименной борозды спереди и сверху. Рис. А. 6.
Подтеменная борозда
, sulcus subparietalis. Ограничивает заднюю часть поясной извилины сверху и сзади. Рис. А. 7.
Медиальная лобная извилина
, gyrus frontalis medialis. Находится в верхней части медиальной поверхности лобной доли и снизу ограничена поясной бороздой. Рис. А. 8.
Парацентральная долька
, lobulus paracentralis. Соединяет предцентральную и постцентральную извилины на медиальной поверхности полушария. Рис. А. 9.
Предклинье
, precuneus. Находится спереди от теменно-затылочной борозды. Частично ограничена подтеменной бороздой. Рис. А. 10.
Теменно-затылочная борозда
, sulcus parietooccipitalis. Расположена спереди от клина и отделяет затылочную долю от теменной. Рис. А. 11.
Клин
, cuneus. Область между шпорной и теменно-затылочной бороздами. Рис. А. 12.
Шпорная борозда
, sulcus calcarinus. Проходит снизу от клина и спереди под острым углом соединяется с теменно-затылочной бороздой. По обеим сторонам этой борозды располагается корковый центр зрения. Рис. А. 13.
Зубчатая извилина
, gyrus dentatus. Находится между гиппокампом и парагиппокампальной извилиной и благодаря наличию мелких поперечных борозд имеет зубчатый вид. Является продолжением ленточной извилины и доходит до медиальной поверхности крючка. Рис. А. 14.
Борозда гиппокампа (гиппокампальная борозда)
, sulcus hyppocampi (hyppocampalis). Находится между парагиппокампальной и зубчатой извилинами. Ограничивает крючок спереди. Рис. А. 15.
Извилина гиппокампа, (парагиппокампальная извилина)
, gyrus hyppocampi (parahyppocampalis). Расположена ниже одноименной борозды. Рис. А, Рис. Б. 16.
Крючок
, uncus. Передний, загнутый конец парагиппокампальной извилины. Рис. А, Рис. Б. 17.
Язычная извилина
, gyrus lingualis. Является продолжением парагиппокампальной извилины. Рис. А, Рис. Б. 18.
Коллатеральная борозда
, sulcus collateralis. Проходит между парагиппокампальной и медиальной затылочно-теменной извилинами. Заходит в затылочную долю. Рис. А, Рис. Б. 19.
Носовая борозда
, sulcus rhinalis. Является продолжением коллатеральной борозды и находится латерально от крючка. Рис. А, Рис. Б. 20.
Медиальная затылочно-височная извилина
, gyrus occipitotemporalis medialis. Находится на нижней поверхности полушария между коллатеральной и затылочно-височной бороздами. Рис. А, Рис. Б. 21.
Затылочно-височная борозда
, sulcus occipitotemporalis. Проходит на нижней поверхности полушария между медиальной и латеральной затылочно-височными извилинами, снаружи от коллатеральной борозды. Рис. А, Рис. Б. 22.
Латеральная затылочно-височная извилина
, gyrus occipitotemporalis lateralis. Расположена с латеральной стороны одноименной борозды вдоль нижнего края височной доли и продолжается в нижнюю височную извилину. Рис. А, Рис. Б. 23.
Прямая извилина
, gyrus rectus. Расположена на нижней поверхности лобной доли. Рис. Б. 24.
Обонятельная борозда
, sulcus оlfactorius. Проходит на нижней поверхности лобной доли и содержит обонятельный тракт. Рис. Б. 25.
Глазничные извилины
, gyri orbitales. Находятся на нижней поверхности лобной доли латерально от прямой извилины. Рис. Б. 26.
Глазничные борозды
, sulci orbitales. Разделяют между собой одноименные извилины. Рис. Б.

26a.

Обонятельный мозг
, rhinencephalon.

27.
Обонятельная луковица
, bulbus olfactorius. Расширение у начала обонятельного тракта. Состоит, главным образом, из митральных клеток, имеющих большое количество дендритов. Рис. Б. 28.
Обонятельный тракт
, tractus olfactorius. Соединяет обонятельные луковицу и треугольник на нижней поверхности лобной доли. Рис. Б. 29.
Обонятельный треугольник
, trigonum olfactorium. Треугольной формы область на заднем конце обонятельного тракта. Рис. Б. 30.
Медиальная и латеральная обонятельные полоски
, striae olfactoriае medialis et lateralis. Дивергентные пучки волокон, берущие начало от обонятельного треугольника. Рис. Б.

31.

Медиальная и латеральная обонятельные извилины
, gyri olfactorii medialis et lateralis. Слой серого вещества, окружающий соответствующие обонятельные полоски.

Биоморфология мышц коленного сустава некоторых фазановых familia Phasianidae Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

БИОМОРФОЛОГИЯ ТАЗОБЕДРЕННООГО СУСТАВА НЕКОТОРЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОТРЯДА ЖУРАВЛЕОБРАЗНЫХ

Мельник О.П., Друзь Н.В.

Резюме

Определено биоморфологические особенности мышц, точки фиксации, дифференциацию, перистость и степень развития каждой отдельной мышцы или мышечных групп. Установлено процентное соотношение массы мышц сгибателей тазобедренного сустава представителей отряда журавлеобразных (дрофа, султанка), к массе мышц разгибателей.

BIOMORPHOLOGICAL FEATURES OF HIP JOINT OFSOME REPRESENTATIVES

OF IBIS FAMILY

Melnyk O.P., Druz N.V.

Summary

Biomorphological features of muscles, fixation points, differentiation, plumosity and the degree of each muscle and muscle groups development were found. Percentage ratio of the mass of the hip flexor muscles of representatives of Gruiformes series (Bustard, Purple Swamphen) to the mass of the extensor muscles was found.

УДК 619:611.718.73:598.261.7

БИОМОРФОЛОГИЯ МЫШЦ КОЛЕННОГО СУСТАВА НЕКОТОРЫХ ФАЗАНОВЫХ FAMILIA PHASIANIDAE

Мельник О.П. — д.в.н., профессор; Никитов В.П. — аспирант Национальный университет биоресурсов и природопользования Украины, г.Киев

e-mail: [email protected]

Ключевые слова: биоморфология, коленный сустав, мышцы, фазан обыкновенный, фазан золотой, фазан Свайно.

Keywords: biomorphology, knee joint, muscles, Phasianus colchicus, Chrysolophus pictus, Lophura Swinhoii.

Биоморфология систем и органов животных организмов, не смотря на многовековой период изучения и присутствие большого количества публикаций, остается далеко не изученной [2].

Для биоморфологии особое значение имеет изучение эволюции как процесса смены адаптаций системы органов в постоянно изменяющихся

условиях окружающей среды, представляющего в ряде аспектов невоспроизводимый в лабораторных условиях длительный естественный эксперимент, результаты которого крайне важны для установления адаптационных возможностей организма под влиянием факторов среды обитания [4].

Степень же изучения биоморфологии тазовой конечности птиц ограничивается преимущественно нумерическим или кладистическим анализами произвольно выбранных морфологических признаков, что не дает возможности в полной мере изучить структуру, функции, степень развития и дифференциации мышц и мышечных групп, в зависимости от занимаемой видом экологической ниши.

Большинство из написанных работ принадлежат зарубежным исследователям, причем расцвет исследований этой области в прошлом веке был связан с именами немецких, английских и американских ученых. Среди работ отечественных авторов, приходящихся в основном на 2-ю половину ХХ века и начало XXI века внимания заслуживают такие ученые как В.Ф. Сыч, Е.Н. Курочкин, А.В. Зиновьев, О.П. Мельник. Они отличаются повышенным вниманием к морфо-функциональному анализу, но направление их исследований почти не касаются изучения биоморфологии тазовых конечностей птиц.[3]

Материалы и методы. Объектом наших исследований были фиксированные 10%-м раствором формалина трупы птиц семейства фазановых — обыкновенный фазан — Phasianus colchicus, золотой фазан -Chrysolophus pictus и фазан Свайно — Lophura Swinhoii [1]. В наших исследованиях мы использовали метод макроскопического препарирования мышц коленного сустава. Устанавливали точки фиксации, степень дифференциации мышц и мышечных групп. Каждая отдельная мышца была взвешена и разсечена для определения наличия или отсутствия перистости.

Результаты исследований. К мышцам коленного сустава исследованных фазанов относятся: краниальная подвздошно-

большеберцовая мышца, латеральная подвздошно-большеберцовая мышца, подвздошно-малоберцовая мышца, латеральный и медиальный сгибатели голени, лонно-седалищно-бедренная мышца (представленная латеральной и медиальной порциями), внешняя, средняя и внутренняя бедренно-большеберцовые мышцы.

Название мышц давали соответственно с Nomina Anatomica Avium

[5].

Краниальная подвздошно-большеберцовая мышца у всех исследованых видов характеризируется мышечноапоневротическим началом. У обыкновенного и золотого фазанов мышечное брюшко начинается от краниальной части дорсального гребеня и краниального края подвздошной кости, а у фазана Свайно данная мышца начинается от

краниального и дистального её краев. Наиболее широкая проксимальная половина краниальной подвздошно-малоберцовой мышцы отмечена у фазана Свайно.

Апоневротическое начало каудальной части брюшка недифференцированно с краниальным краем проксимального апоневроза латеральной подвздошно-большеберцовой мышцы. Лентовидное мышечное брюшко характеризуется типичной продольноволокнистой структурой, которую продолжает короткий дистальный апоневроз. Заслуживает внимания более медиальное расположение брюшка, хорошо заметное по дистальному отделу, а также смещение апоневротического окончания к медиальному краю и распространение его на медиальную поверхность краниального кнемиального гребня.

Латеральная подвздошно-большеберцовая мышца у всех трех фазанов начинается проксимальным апоневрозом от дорсального подвздошного гребня. У обыкновенного и золотого фазанов средний отдел мышцы апоневротический, а краниальный и каудальный — мишечно-апоневротические. У всех видов мышечное брюшко в дистальном направлении сужается. Мышечные волокна на уровне проксимальной трети, средняя часть, и дистальной трети, краниальная и каудальная части, переходят в дистальный апоневроз, не дифференцированный от латеральной поверхности дистального отдела средней больше-берцовой мышцы и заканчивается в составе сухожилья наколенка.

Подвздошно-малоберцовая мышца начинается мышечными волокнами от дорсо-латерального подвздошного гребня и прилегающей к нему дорсальной области седалищной кости. Краниальный край проксимальной части мышечного брюшка не диференцирован от каудального края проксимального апоневроза латеральной подвздошнобольшеберцовой мышцы. Проксимальный отдел мышцы широкий. В дистальном направлении брюшко сужается, пучки мышечных волокон конвергируют к внутреннему сухожилию его дистального отдела, которое ориентировано от медиальной поверхности в каудо-латеральном направлении, выходя на каудальную или каудо-латеральную поверхность его дистального конца. На медиальной поверхности дистального отдела брюшка видна двуперистость.

Дистальный апоневроз продолжается в сухожилие, которое проходит через петлю подвздошно-малоберцовой мышцы и оканчивается на каудальной поверхности проксимальной трети малоберцовой кости. Мышца продольно-волокнистая.

Образующие каудальную границу мускулатуры бедра латеральный и медиальный сгибатели голени представлены широким,

дифференцированным лишь в проксимальной половине мышечным брюшком у обычкновенного и золотого фазанов, и дифференцированным лишь в дистальной части брюшком у фазана Свайно.

Латеральная мышца начинается мышечными волокнами от каудальной части дистального края дорсо-латерального гребня, а медиальная начинается мышечноапоневротически от латеральной поверхности каудальной трети седалищной кости.

У обыкновенного и золотого фазанов латеральный и медиальный сгибатель заканчиваются сухожильно, фиксируясь к медиальной поверхности проксимальной трети большеберцовой кости. У фазана Свайно вышеописанная точка фиксации лишь у медиального сгибателя, а окончание латерального сгибателя продолжается в брюшко промежуточной части икроножной мышцы.

Лонно-седалищно-бедренная мышца представлена двумя частями -медиальной и латеральной. Латеральная начинается мышечными волокнами от латеральной поверхности дистального края седалищной кости. Волокна проходят внутри брюшка от седалищной кости и медиального апоневроза в кранио-латеральном направлении к каудальной поверхности бедренной кости. Мышечно-апоневротическое окончание латеральной части распространяется вдоль каудальной поверхности 1/4 длины бедренной кости и не дифференцировано от проксимального апоневроза промежуточной части икроножной мышцы.

Медиальная часть начинается мышечными волокнами и небольшим апоневрозом от латеральной поверхности краниальной половины лонной кости, дистальнее места отхождения латеральной части. Лентовидное продольно-волокнистое брюшко оканчивается мышечными волокнами на каудальной поверхности дистальной половины бедренной кости.

Средняя бедренно-большеберцовая мышца у всех исследованых видов характеризуется обширным началом от краниальной, медиальной и латеральной поверхностей бедренной кости, которое представлено как пучками мышечных волокон, так и внутримышечным апоневрозом, разделяющим брюшко на кранио-медиальную и латеральную части. Внутренний апоневроз ориентирован внутри брюшка в краниомедиальном направлении, срастаясь с краниальной поверхностью бедренной кости вдоль её краниального гребня. Гребень располагается почти параллельно продольной оси бедренной кости. От поверхности кости и обеих поверхностей внутреннего апоневроза мышечные волокна проходят к наружному апоневрозу, окружающему мышцу в виде футляра. Латеральная часть более массивна, начинается от латеральной и, частично, каудальной поверхностей бедренной кости.

Продолжение наружного апоневротического футляра брюшка в дистальном направлении составляет основную часть сухожилий наколенка, прикрепляющихся к краниальному, медиальному краю наколенка и латеральному кнемиальному гребню тибиотарзуса. Отмечена елкообразная двуперистая структура мышечных волокон.

Внутренняя бедренно-большеберцовая мышца начинается

мышеными волокнами от медиальной и, частично, каудальной поверхностей бедренной кости. Пучки волокон тянутся в дистальном, медиальном и, частично, каудальном и краниальном направлениях к листовидному медиальному апоневрозу.

Дистальное сухожилие мышцы оканчивается на медиальной поверхности тибиотарзуса вблизи края суставной поверхности. Мышца одноперистая.

Наружная бедренно-большеберцовая мышца и у все трех исследованых видов начинается мышечными волокнами от каудо-латеральной поверхностей дистальной половины длины бедренной кости. Пучки волокон проходят в каудо-латеральном и дистальном направлениях. Поверхностный апоневроз брюшка наружной бедреннобольшеберцовой мышцы продолжается в дистальное сухожилие, формирующее каудальный край сухожилия наколенка.

Выводы. 1. Различия в строении мышц коленного сустава исследованных видов фазанов обусловлены биоморфологическими адаптациями к определенному типу опоры на субстрат и передвижения по нему. 2. Наличие или отсутствие перистости, обусловлены

необходимостью усиления или понижения функциональных возможностей мышц дифференциацией под действием функциональных нагрузок в гравитационном поле Земли. 3. Степень дифференциации мышц коленного сустава исследованных птиц обусловлен шагающим типом бипедальной локомоции и биоморфологическими особенностями статики.

ЛИТЕРАТУРА: 1. Бёме Р. Л., Флинт В. Е. Пятиязычный словарь названий животных. Птицы. Латинский, русский, английский, немецкий, французский. / под общей редакцией акад. В. Е. Соколова — М.: Рус. яз., «РУССО», 1994. — С. 23. — 2030 экз. 2. Мельник О. П. Биоморфология плечового пояса позвоночных: дис. на соискание научной степени д. вет. наук: спец. 16.00.02 — Патология, онкология и морфология животных / О.П. Мельник — К., 2011. — 382 с. 3. Мельник О.П., Никитов В.П., Биоморфология мышц коленного сустава тукана-токо — Ramphastus Toco, ГНИКИ ветеринарных препаратов и кормовых добавок, Научнотехнический бюллетень, выпуск 13 №3-4, Львов 2012. 4. Сыч В.Ф. Морфология локомоторного аппарата птиц. — С.-Питербург — Ульяновск: Издательство Средневолжского научного центра. 1999. — 520 с. 5. Julian J. Baumel, Anthony S. King, James E. Breazile, Howard E. Evans, and James C. Vanden Berge. / Handbook of Avian Anatomy: Nomina Anatomica Avium. Second edition / Cambridge, Massachusetts. 1993

БИОМОРФОЛОГИЯ МЫШЦ КОЛЕННОГО СУСТАВА НЕКОТОРЫХ ФАЗАНОВЫХ

FAMILIA PHASIANIDAE

Мельник О.П., Никитов В.П.

Резюме

В статье приведены результаты сравнительно-анатомических миологических исследований, проведенных в области коленного сустава тазовой конечности некоторых представителей ряда курообразных, семейства фазановых.

С помощью макроскопического препарирования установлены точки фиксации мышц, степень дифференциации и степень развития отдельных мышц и мышечных групп.

BIOMORPHOLOGY OF THE KNEE JOINT MUSCLES OF SOME REPRESENTATIVES

OF THE FAMILY PHASIANIDAE

Melnyk O.P., Nikitov V.P.

Summary

The results of comparative anatomical miological analysis were carried out on the knee of pelvic limb of some representatives of the order Galliformes, family Phasianidae.

With the help of macroscopic preparation fixation points of muscles, the degree of differentiation and the degree of each muscle and muscle groups development were found.

УДК 619:616.982.2:636.2

ПРИНЦИПЫ ОБЩЕЙ ПРОФИЛАКТИКИ НЕКРОБАКТЕРИОЗА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА

Мельникова К.В. — д.в.н., профессор Белгородская государственная сельскохозяйственная академия имени В.Я.Горина

тел.: (4722) 38-15-64

Ключевые слова: профилактика, некробактериоз, крупный рогатый

скот.

Key words: prevention, necrobacillosis, cattle.

В последнее время во многих хозяйствах Центрально-Черноземной зоны голштинофризский скот с высоким генетическим потенциалом для производства молока вытеснил местный скот. При этом редко кто

Анатомическая терминология | SEER Training

Прежде чем мы перейдем к следующим учебным разделам, которые предоставят более подробное обсуждение тем, касающихся различных систем человеческого тела, необходимо выучить некоторые полезные термины для описания строения тела. Знание этих терминов значительно упростит нам понимание содержания следующих учебных единиц. Здесь вводятся три группы терминов:

Направленные термины

Термины направления описывают положение структур относительно других структур или мест в теле.

Верхний или черепной — к головному концу тела; верхняя (например, рука является частью верхней конечности).

Нижний или каудальный — от головы; нижний (например, стопа входит в состав нижней конечности).

Передний или вентральный — передний (например, коленная чашечка расположена на передней стороне голени).

Задний или дорсальный — задний (например, лопатки расположены на задней стороне тела).

Медиальный — по направлению к средней линии тела (например, средний палец находится на медиальной стороне стопы).

Боковой — от средней линии тела (например, мизинец находится на боковой стороне стопы).

Проксимальный — ближе к туловищу или исходной точке (например, проксимальный конец бедренной кости соединяется с тазовой костью).

Дистальный — дальше или дальше всего от туловища или точки или начала части (например, рука расположена на дистальном конце предплечья).

Самолеты тела

Корональная плоскость (фронтальная плоскость) — Вертикальная плоскость, проходящая из стороны в сторону; делит тело или любую его часть на переднюю и заднюю части.

Сагиттальная плоскость (боковая плоскость) — Вертикальная плоскость, проходящая спереди назад; делит тело или любую его часть на правую и левую стороны.

Осевая плоскость (поперечная плоскость) — Горизонтальная плоскость; делит тело или любую его часть на верхнюю и нижнюю части.

Срединная плоскость — Сагиттальная плоскость, проходящая через среднюю линию тела; делит тело или любую его часть на правую и левую половины.

Полости кузова

Полости или полости тела содержат внутренние органы или внутренности. Две основные полости называются вентральной и дорсальной полостями. Брюшная полость — это большая полость, которая подразделяется на две части (грудную и брюшно-тазовую полости) диафрагмой, куполообразной дыхательной мышцей.

Грудная полость

Верхняя вентральная, грудная или грудная полость содержит сердце, легкие, трахею, пищевод, крупные кровеносные сосуды и нервы. Грудная полость ограничена латерально ребрами (покрыта реберной плеврой) и диафрагмой каудально (покрыта диафрагмальной плеврой).

Полость брюшной полости и таза

Нижнюю часть брюшной (брюшно-тазовой) полости можно разделить на две части: брюшную и тазовую.В брюшной полости находится большая часть желудочно-кишечного тракта, а также почки и надпочечники. Брюшная полость ограничена краниально диафрагмой, латерально стенкой тела и каудально полостью таза. Полость таза содержит большую часть мочеполовой системы, а также прямую кишку. Полость таза ограничена краниально брюшной полостью, дорсально крестцом и латерально тазом.

Полость спины

Меньшая из двух основных полостей называется дорсальной полостью.Как следует из названия, он содержит органы, расположенные кзади от тела. Спинную полость, опять же, можно разделить на две части. В верхней части или полости черепа находится головной мозг, а в нижней части или позвоночном канале находится спинной мозг.

Средние и боковые контактные силы колена в модели опорно-двигательного аппарата с траекториями точек контакта для конкретных субъектов

DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2018.01.021. Epub 2018 2 февраля.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Laboratoire de Recherche en Imagerie et Orthopédie (LIO), Высшая школа технологий (ÉTS), Центр исследований в CHUM, Монреаль, Квебек, Канада.Электронный адрес: [email protected]
  • 2 Laboratoire de Recherche en Imagerie et Orthopédie (LIO), Высшая школа технологий (ÉTS), Центр исследований в CHUM, Монреаль, Квебек, Канада. Электронный адрес: [email protected]
  • 3 Université Lyon, Université Claude Bernard Lyon 1, IFSTTAR, UMR_T9406, LBMC, F69622 Lyon, France. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Зейгхами и др. J Biomech. .

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2018.01.021. Epub 2018 2 февраля.

Принадлежности

  • 1 Laboratoire de Recherche en Imagerie et Orthopédie (LIO), Высшая школа технологий (ÉTS), Центр исследований в CHUM, Монреаль, Квебек, Канада.Электронный адрес: [email protected]
  • 2 Laboratoire de Recherche en Imagerie et Orthopédie (LIO), Высшая школа технологий (ÉTS), Центр исследований в CHUM, Монреаль, Квебек, Канада. Электронный адрес: [email protected]
  • 3 Université Lyon, Université Claude Bernard Lyon 1, IFSTTAR, UMR_T9406, LBMC, F69622 Lyon, France. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Траектория точки контакта (КП) является важным параметром при оценке силы контакта медиальной / латеральной тибио-бедренной кости с помощью моделей опорно-двигательного аппарата (MSK).Целью настоящего исследования было разработать метод включения траекторий ЦП по конкретным предметам в модель MSK. Десять здоровых испытуемых выполнили 45-секундные испытания походки на беговой дорожке. Индивидуальные траектории КП были построены на большеберцовой и бедренной кости в зависимости от разгибания-сгибания с использованием двухплоскостных рентгеновских снимков с низкой дозой во время квазистатического приседания. В каждом положении разгибания-сгибания КП большеберцовой кости и бедра накладывались друг на друга в трех направлениях на медиальной стороне, а также в передне-заднем и проксимально-дистальном направлениях на боковой стороне, чтобы сформировать пять кинематических ограничений коленного сустава.Множители Лагранжа, связанные с этими ограничениями, непосредственно давали средние / боковые контактные силы. Результаты персонализированной модели CP-траектории сравнивались с моделями линейной CP-траектории и CP-модели траектории сфера на плоскости, которые были адаптированы из широко используемых моделей MSK. Изменение траектории ЦД оказало заметное влияние на кинематику колена и изменило медиальную и боковую контактные силы на 1,03 BW и 0,65 BW соответственно у некоторых испытуемых. Направление и величина медиальной / латеральной контактной силы сильно варьировались среди субъектов, и медиально-латеральный сдвиг только КП не мог определить характер увеличения / уменьшения контактных сил.Предлагаемые кинематические ограничения могут быть адаптированы к траекториям CP, полученным из различных совместных моделей, а также экспериментально измеренным с помощью методов трехмерной визуализации.

Ключевые слова: Траектория точки контакта; Походка; Сила контакта колена; Модель опорно-двигательного аппарата; По предмету.

Авторские права © 2018 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Похожие статьи

  • Контакт большеберцовых и бедренных суставов в здоровых коленях и коленях с остеоартрозом во время квазистатического приседания: двухплоскостной рентгеновский анализ.

    Зейгами А., Дюма Р., Канхону М., Хагемейстер Н., Лавуа Ф, де Гиз Дж. А., Айссауи Р. Zeighami A, et al. J Biomech. 2017 28 февраля; 53: 178-184. DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2017.01.015. Epub 2017 19 января.J Biomech. 2017 г. PMID: 28118977

  • Геометрия коленного сустава в зависимости от конкретного пациента позволяет лучше прогнозировать средние контактные силы большеберцово-бедренной кости.

    Герус П., Сартори М., Безье Т.Ф., Фрегли Б.Дж., Делп С.Л., Бэнкс С.А., Панди М.Г., Д’Лима Д.Д., Ллойд Д.Г. Герус П. и др. J Biomech. 2013 15 ноября; 46 (16): 2778-86. DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2013.09.005. Epub 2013 12 сентября. J Biomech.2013. PMID: 24074941 Бесплатная статья PMC.

  • Одновременное прогнозирование сил и моментов реакции опоры и тибиофеморальных контактных сил во время ходьбы с использованием моделирования опорно-двигательного аппарата.

    Пэн И, Чжан З, Гао И, Чэнь З, Синь Х, Чжан Цюй, Фань Х, Цзинь З. Peng Y, et al. Med Eng Phys. 2018 Февраль; 52: 31-40. DOI: 10.1016 / j.medengphy.2017.11.008. Epub 2017 19 декабря. Med Eng Phys.2018. PMID: 29269224

  • Одновременное прогнозирование контактных сил мышц и тибио-бедренной кости во время ходьбы на беговой дорожке.

    Guess TM, Стилиану А.П., Киа М. Guess TM и др. J Biomech Eng. 2014 Февраль; 136 (2): 021032. DOI: 10.1115 / 1.4026359. J Biomech Eng. 2014 г. PMID: 24389997 Бесплатная статья PMC.

  • Точность тибиофеморальных контактных сил оценивается с помощью конкретной модели опорно-двигательного аппарата с траекториями точек контакта на основе рентгеноскопии.

    Дюма Р., Моассне Ф. Дюма Р. и др. J Biomech. 2020 2 декабря; 113: 110117. DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2020.110117. Epub 2020 9 ноя. J Biomech. 2020. PMID: 33197692

Процитировано

2 статья
  • Нагрузка на колено у субъектов ОА коррелирует с моментами сгибания и приведения, а также с местоположением точек контакта.

    Зейгами А., Дюма Р., Айссауи Р. Zeighami A, et al. Sci Rep.2021, 21 апреля; 11 (1): 8594. DOI: 10.1038 / s41598-021-87978-2. Sci Rep.2021. PMID: 33883591 Бесплатная статья PMC.

  • Реконструкция костей нижних конечностей по оцифрованным анатомическим ориентирам с использованием статистического моделирования формы.

    Nolte D, Ko ST, Bull AMJ, Kedgley AE.Nolte D, et al. Поза походки. 2020 Март; 77: 269-275. DOI: 10.1016 / j.gaitpost.2020.02.010. Epub 2020 15 февраля. Поза походки. 2020. PMID: 32092603 Бесплатная статья PMC.

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Источники полных текстов

  • Другие источники литературы

  • Разное

[Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

Медиальные и боковые сети в передней префронтальной коре поддерживают метакогнитивные способности памяти и восприятия

Abstract

Конвергентные данные показывают, что лобно-полярная зона Бродмана 10 и, в более общем плане, передняя префронтальная кора головного мозга (aPFC) поддерживает способность человека контролировать и анализировать познание и опыт.Однако остается важный вопрос без ответа: является ли aPFC однородной областью, которая поддерживает метакогнитивные способности общего назначения, или может существовать региональная специализация внутри aPFC в отношении определенных типов метакогнитивных процессов. Предыдущие исследования предполагают, что латеральные и медиальные подразделения внутри aPFC могут поддерживать метакогнитивные суждения о мгновенных процессах восприятия и оценки информации из памяти, хранящейся в более длительных временных масштабах, соответственно.Здесь мы напрямую сравнили внутриличностную вариабельность метакогнитивной способности для перцептивных решений и мемориальных суждений и использовали функциональную связность в состоянии покоя (rs-fcMRI), чтобы связать эту вариабельность со связностью медиальной и латеральной областей aPFC. Мы обнаружили поведенческую диссоциацию в метакогнитивной способности к восприятию и воспоминаниям. Кроме того, функциональный анализ связности выявил различные модели связи, которые коррелировали с индивидуальными различиями в каждой области.Метакогнитивная способность к перцептивным решениям была связана с большей связью между латеральными областями aPFC и правой дорсальной передней поясной корой, двусторонней скорлупой, правым хвостатым хвостом и таламусом, тогда как метакогнитивная способность к восстановлению памяти предсказывала большую взаимосвязь между медиальной aPFC и правым центральным предклиньем и внутри теменной борозда / нижняя теменная долька. Вместе эти результаты предполагают, что способность человека к точному самоанализу в областях восприятия и памяти связана с функциональной целостностью уникальных нейронных сетей, закрепленных в медиальной и латеральной областях aPFC.

Характеристики медиально-латерального контроля позы при воздействии внешнего возмущения в начале шага

  • 1.

    Hass, CJ, Waddell, DE, Wolf, SL, Juncos, JL & Gregor, RJ Инициирование походки у пожилых людей с постуральной нестабильностью . Clin Biomech (Бристоль, Эйвон) 23 , 743–753 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Хасс, К. Дж. и др. .Влияние тренировки тайцзи на центр траектории давления во время начала походки у пожилых людей. Arch Phys Med Rehabil 85 , 1593–1598 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Хираока, К. и др. . Асимметрия упреждающей корректировки позы во время начала походки. J Hum Kinet 42 , 7–14, https://doi.org/10.2478/hukin-2014-0056 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Aruin, A. S. & Latash, M. L. Роль двигательной активности в упреждающей адаптации позы изучалась с помощью самоиндуцированных и вызываемых извне возмущений. Exp Brain Res 106 , 291–300 (1995).

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Ходжес П., Крессвелл А. и Торстенссон А. Подготовительное движение туловища сопровождает быстрое движение верхней конечности. Exp Brain Res 124 , 69–79 (1999).

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Леонард, Дж. А., Браун, Р. Х. и Стэпли, П. Дж. Достижение нескольких целей в положении стоя: пространственная организация упреждающих регулировок позы. J Neurophysiol 101 , 2120–2133, https://doi.org/10.1152/jn.91135.2008 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Lowrey, C.Р., Нашед, Дж. Й. и Скотт, С. Х. Быстрые и гибкие постуральные реакции всего тела вызываются возмущениями в верхней конечности во время целенаправленного достижения цели. J Neurophysiol 117 , 1070–1083, https://doi.org/10.1152/jn.01004.2015 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Desmurget, M. & Grafton, S. Прямое моделирование позволяет контролировать движения с обратной связью. Trends Cogn Sci 4 , 423–431 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Honeine, J. L., Schieppati, M., Crisafulli, O. & Do, M. C. Нейромеханические процессы, лежащие в основе целенаправленной медиолатеральной APA во время инициации походки. Front Hum Neurosci 10 , 445, https://doi.org/10.3389/fnhum.2016.00445 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Yiou, E., Caderby, T., Delafontaine, A., Fourcade, P. & Honeine, J. L. Контроль равновесия во время инициации походки: современное состояние и перспективы исследований. World J Orthop 8 , 815–828, https://doi.org/10.5312/wjo.v8.i11.815 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Эспи Д. Д., Янг Ф., Бхатт Т. и Пай Ю. К. Независимое влияние скорости походки и длины шага на устойчивость и риск падения. Походка 32 , 378–382, https://doi.org/10.1016/j.gaitpost.2010.06.013 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Окада, Ю., Фукумото, Т., Такатори, К., Нагино, К. и Хираока, К. Изменяющаяся начальная сторона поворота и длительная поддержка двух конечностей представляют собой аномалии первых трех этапов начала походки в пациенты с болезнью Паркинсона с отморожением походки. Front Neurol 2 , 85, https://doi.org/10.3389/fneur.2011.00085 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Чен Б., Ли Ю. Дж. И Аруин А. С. Предвосхищающая и компенсаторная корректировка позы в условиях асимметрии тела, вызванной удержанием объекта. Exp Brain Res 233 , 3087–3096, https://doi.org/10.1007/s00221-015-4377-7 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Ли, Й. Дж., Лян, Дж. Н., Чен, Б., Ганесан, М. и Аруин, А. С. Стоять на клиньях изменяет контроль осанки с боков в присутствии боковых внешних возмущений. J Electromyogr Kinesiol 36 , 16–24, https://doi.org/10.1016/j.jelekin.2017.06.005 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Клаудино, Р., душ Сантуш, Э. С. и Сантос, М. Дж. Компенсирующие, но не упреждающие приспособления изменяются у пожилых людей во время боковых нарушений осанки. Clin Neurophysiol 124 , 1628–1637, https://doi.org/10.1016/j.clinph.2013.02.111 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Чен, Б., Ли, Й. Дж. И Аруин, А. С. Стоять на скользящей доске влияет на формирование упреждающих и компенсирующих корректировок позы. J Electromyogr Kinesiol 38 , 168–174, https://doi.org/10.1016/j.jelekin.2017.12.008 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Ли, Ю. Дж., Чен, Б., Лян, Дж. Н. и Аруин, А. С. Контроль вертикальной позы, стоя на скользящей доске и толкая объект. Exp Brain Res 236 , 721–731, https://doi.org/10.1007/s00221-017-5166-2 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 18.

    Ли, Ю. Дж. Изменения симметрии внешних возмущений влияют на паттерны мышечной активности во время начала походки. Походка 67 , 57–64, https: // doi.org / 10.1016 / j.gaitpost.2018.09.023 (2019).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Hilliard, M. J. et al. . Факторы бокового баланса предсказывают будущие падения пожилых людей, живущих в сообществе. Arch Phys Med Rehabil 89 , 1708–1713, https://doi.org/10.1016/j.apmr.2008.01.023 (2008).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Лорд, С. Р. и Стурниекс, Д. Л. Физиология падения: стратегии оценки и профилактики для пожилых людей. J Sci Med Sport 8 , 35–42 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Лучис, К. В., Уоллес, Д., Паздур, Р., Янг, С. и Де Янг, А. Дж. Влияние возраста на оценку равновесия с использованием произвольных и непроизвольных шаговых заданий. J Gerontol A Biol Sci Med Sci 54 , M140–144 (1999).

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Mille, M. L., Johnson Hilliard, M., Martinez, K. M., Simuni, T. & Rogers, M. W. Острые эффекты бокового постурального ассистента на добровольное начало шага у пациентов с болезнью Паркинсона. Mov Disord 22 , 20–27, https://doi.org/10.1002/mds.21139 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23.

    Джейкобс, Дж. В., Натт, Дж. Г., Карлсон-Кухта, П., Стивенс, М. и Хорак, Ф. Б. Дрожание в коленях при застывании походки представляет собой множественные упреждающие изменения позы. Exp Neurol 215 , 334–341, https://doi.org/10.1016/j.expneurol.2008.10.019 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Ханмохаммади, Р., Талебиан, С., Хадиан, М. Р., Оляеи, Г. и Багери, Х. Характерные паттерны мышечной активности во время начала походки у здоровых молодых и пожилых людей. Походка 43 , 148–153, https://doi.org/10.1016/j.gaitpost.2015.09.014 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Басмаджян, Дж. В. Электромиография – динамическая макроанатомия: обзор. Am J Anat 159 , 245–260, https://doi.org/10.1002/aja.10015

    (1980).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Li, X., Zhou, P. & Aruin, A. S. Энергетическая операция Тигера-Кайзера поверхностной ЭМГ улучшает обнаружение начала мышечной активности. Анналы биомедицинской инженерии 35 , 1532–1538, https://doi.org/10.1007/s10439-007-9320-z (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Винтер, Д. А., Принс, Ф., Франк, Дж. С., Пауэлл, К. и Забжек, К. Ф. Единая теория относительно баланса A / P и M / L в спокойной позе. J Neurophysiol 75 , 2334–2343 (1996).

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Ли Ю. Дж., Хуземанс М. Дж. И ван Дин Дж. Х. Активность косых мышц живота в ответ на внешние возмущения при толкании тележки. Журнал биомеханики 43 , 1364–1372, https://doi.org/10.1016/j.jbiomech.2010.01.022 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Роджерс, М. В., Кукулка, К. Г., Брант, Д., Каин, Т. Д. и Ханке, Т. А. Влияние стимула на начало шага у молодых и пожилых людей. Arch Phys Med Rehabil. 82 , 619–624 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Аруин, А. С., Канекар, Н. и Ли, Ю. Дж. Предвосхищающие и компенсаторные изменения позы у людей с рассеянным склерозом в ответ на внешние возмущения. Neurosci Lett 591 , 182–186, https://doi.org/10.1016/j.neulet.2015.02.050 (2015).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Слайпер, Х. и Латаш, М. Л. Влияние вибрации мышц на предвосхищающие корректировки позы. Brain Res 1015 , 57–72, https://doi.org/10.1016/j.brainres.2004.04.054 S0006899304006523 [pii] (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 32.

    Кришнан В., Аруин А. С. и Латаш М. Л. Две стадии и три компонента подготовки позы к действию. Exp Brain Res 212 , 47–63, https://doi.org/10.1007/s00221-011-2694-z (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Латаш, М. Л., Левин, М. Ф., Шольц, Дж. П. и Шонер, Г. Теории управления двигателем и их приложения. Медицина (Каунас) 46 , 382–392 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Ким Д. и Хван Дж. М. Центр давления и совместное сокращение голеностопных мышц в ответ на передне-задние пертурбации. PLoS One 13 , e0207667, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0207667 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Mickelborough, J., ван дер Линден, М. Л., Таллис, Р. К. и Эннос, А. Р. Мышечная активность во время начала походки у нормальных пожилых людей. Походка 19 , 50–57 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 36.

    Park, S., Choi, H., Ryu, K., Kim, S. & Kim, Y. Кинематика, кинетика и мышечная активность нижней конечности во время первых четырех шагов от начала походки до установившаяся ходьба. J Mech Sci Technol 23 , 204–211, https: // doi.org / 10.1007 / s12206-008-0812-z (2009).

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Кришнан В., Латаш М. Л. и Аруин А. С. Ранние и поздние компоненты корректировки осанки с прямой связью для предсказуемых возмущений. Clin Neurophysiol 123 , 1016–1026, https://doi.org/10.1016/j.clinph.2011.09.014 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Caderby, T., Yiou, E., Peyrot, N., Begon, M. & Dalleau, G. Влияние скорости походки на контроль медиолатеральной динамической стабильности во время начала походки. J Biomech 47 , 417–423, https://doi.org/10.1016/j.jbiomech.2013.11.011 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Hak, L. et al. . Ускорение или замедление ?: Адаптация походки для сохранения стабильности походки в ответ на нарушения баланса. Походка 36 , 260–264, https://doi.org/10.1016/j.gaitpost.2012.03.005 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 40.

    Брюйн, С. М. и ван Дин, Дж. Х. Контроль стабильности походки человека посредством постановки стопы. J R Soc Interface 15 , https://doi.org/10.1098/rsif.2017.0816 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Vaugoyeau, M. et al . Осевое вращение при болезни Паркинсона. J Neurol Neurosurg Psychiatry 77 , 815–821, https://doi.org/10.1136/jnnp.2004.050666 (2006).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Vaugoyeau, M., Viallet, F., Mesure, S. & Massion, J. Координация осевого вращения и выполнения шагов: дефицит при болезни Паркинсона. Походка 18 , 150–157 (2003).

    CAS Статья Google ученый

  • Медиальная и боковая менискэктомия (артроскопическая) — Хирургический центр Св. Георгия

    Медиальная и боковая менискэктомия — это полоски толстого эластичного хряща в форме полумесяца, прикрепленные к большеберцовой кости (большеберцовой кости). Они действуют как амортизаторы и стабилизируют колено. Разрывы мениска могут сильно различаться по размеру и степени тяжести. Мениск можно разделить пополам, разорвать по окружности в форме буквы С или оставить подвешенным на нитке к коленному суставу.Едва заметная слеза может появиться спустя годы, вызванная чем-то таким простым, как споткнуться о бордюр тротуара.

    Медиальный мениск находится на внутренней стороне коленного сустава, а латеральный мениск — на внешней стороне колена.

    Подготовка к медиальной и боковой менискэктомии

    Подготовка зависит от вашего хирурга. В общем вам следует:

    • Избегайте приема некоторых лекарств. Ваш врач может посоветовать вам избегать приема лекарств или пищевых добавок, которые могут увеличить риск кровотечения.
    • Поститесь заранее. В зависимости от типа анестезии, врач может посоветовать вам воздержаться от еды и питья за шесть-двенадцать часов до процедуры.
    • Организовать поездку. Вам не разрешат ехать домой после процедуры, поэтому убедитесь, что кто-нибудь сможет вас забрать. Если вы живете один, попросите кого-нибудь проверить вас в тот вечер или, в идеале, остаться с вами до конца дня.
    • Выбирайте свободную одежду. Носите свободную удобную одежду мешковатые спортивные шорты, наденьте обувь, например, если у вас артроскопия колена, чтобы вы могли легко одеваться после процедуры

    Хирургия медиальной и боковой менискэктомии

    Процедура требует очень небольшой подготовки к артроскопии мениска. Порядок действий следующий:

    • Пациенту обычно вводят общий наркоз.
    • На коже в месте стыка делаются два небольших надреза, чтобы можно было вставить видеокамеру и инструменты.
    • Специальная жидкость закачивается в сустав для облегчения визуализации. Хотя это не опасно, избыток жидкости в суставе может вызвать отек (задержку жидкости).
    • Операция выполнена, разрезы зашиты

    Восстановление медиальной и боковой менискэктомии

    Время восстановления после хирургической операции по медиальной и боковой менискэктомии обычно очень короткое и занимает от четырех до шести недель. Сустав можно двигать почти сразу после операции, хотя ожидается некоторая жесткость и боль.Многие незначительные операции могут заставить человека ходить через три-четыре дня после операции. .

    Риски при медиальной и боковой менискэктомии

    Как и при любой хирургической процедуре, могут возникнуть осложнения. Некоторые возможные осложнения могут включать, помимо прочего, следующее:

    • Кровотечение в коленном суставе.
    • Повреждение хряща, мениска или связок колена.
    • Образование тромба в ноге.
    • Травма кровеносного сосуда или нерва.
    • Инфекция коленного сустава.
    • Скованность в коленях после процедуры.
    • Компартмент-синдром.

    Операция по медиальной и боковой менискэктомии обычно хорошо переносится и обычно не вызывает осложнений. Но есть небольшой риск повредить нервы во время операции.

    Существует прямая зависимость между количеством ткани мениска, который удаляется хирургическим путем, и распределением нагрузки на колено. Если удаляется больше ткани, колено менее способно выдерживать нагрузку, связанную с ходьбой, бегом или другими видами деятельности.При неравномерном распределении нагрузки дегенерация коленного сустава может происходить быстрее, чем при неповрежденном мениске.

    При любом хирургическом вмешательстве существует риск инфицирования или кровотечения. И есть риски при использовании общей или регионарной анестезии.

    Отчетливые сигналы в медиальных и латеральных дофаминовых нейронах VTA модулируют угасание страха в разное время

    Существенные изменения:

    1) Авторы интерпретируют результаты так, как будто они специально манипулируют медиальной и латеральной VTA (также выделены в заголовке).Однако, судя по расположению волокон для фотометрии и оптогенетики, некоторые волокна для «бокового VTA», по-видимому, охватывают значительную компактную часть черной части (SNc). Хотя это не обязательно снижает значимость исследования, результаты необходимо пересмотреть, чтобы уточнить, что остается неясным, исходят ли активность и оптогенетические эффекты, наблюдаемые в этом исследовании, из бокового VTA или SNc.

    Спасибо за ваш важный комментарий и за детальное внимание к гистологии размещения волокон.Мы согласны с тем, что свет на конце волокна действительно может перекрываться между боковыми VTA и SNc. Тем не менее, мы хотели бы отметить, что эффекты, описанные в этом исследовании, с большей вероятностью связаны с боковым VTA, чем с SNc. Этот вывод связан как с подробным исследованием размещения волокон и распространения вируса, так и с прямым сравнением данных, которые мы собрали в SNc, а не в боковом VTA.

    Что касается бокового размещения волокон VTA для фотометрии, мы отмечаем, что все наши боковые размещения VTA находятся в пределах границ бокового VTA и не перекрываются с SNc.(Теперь мы исключили животное с волокном, наиболее близким к SNc, и упомянули это исключение в материалах и методах.) Для оптогенетических экспериментов с боковым VTA все мыши либо имели гораздо более сильную экспрессию вируса в VTA, чем SNc, и / или или размещение явно было в VTA.

    Чтобы напрямую сравнить сигналы фотометрии волокна SNc с сигналами, измеренными в латеральном VTA, мы записали от 2 дополнительных мышей с использованием координат SNc (-2,9 задних, -1,25 латеральных, -4,2 вентральных относительно Bregma; Рисунок 3 — приложение к рисунку 3).Мы видели результаты, которые качественно отличались от латерального VTA: во время привыкания и кондиционирования активность нейронов SNc DA реагировала на шок, но не на сигнал, в то время как латеральный VTA DA реагировал как на шок, так и на сигнал (рисунок 3 — приложение к рисунку 3). Во время угасания нейроны SNc DA демонстрировали минимальное увеличение активности в начале сигнала, в то время как латеральный VTA демонстрировал устойчивое увеличение в это время (рис. 3F). Более того, в отличие от латерального VTA, SNc не проявлял повышенной активности на смещении метки. Таким образом, кажется очень маловероятным, что наши боковые данные VTA могут быть полностью объяснены записями SNc.

    Кроме того, мы провели эксперименты по оптогенетическому ингибированию на мышах с помощью волокон и вирусов, нацеленных на SNc, и ингибировали нейроны SNc DA во время смещения тона угасания (рис. 5 — приложение к рисунку 3). Подобно ингибированию латеральных нейронов VTA DA при смещении тона, ингибирование нейронов SNc DA также не влияло на замораживание тона. Однако, по-видимому, наблюдался эффект уменьшения замораживания во время ITI (двухфакторный дисперсионный анализ с группой и испытанием, где испытание является повторяющейся мерой, для прогнозирования замораживания в течение 30 секунд интервала между испытаниями: групповой эффект: F ( 1,62) = 4.980, p = 0,047), чего мы не наблюдали при подавлении бокового смещения метки VTA. Это говорит о том, что латеральное ингибирование VTA и SNc во время смещения метки может не иметь идентичных последствий, хотя эти различия не так очевидны, как результаты фотометрии волокна.

    Таким образом, мы включаем данные SNc, описанные выше, в нашу статью в качестве дополнительных рисунков, поскольку это предполагает, особенно в случае волоконной фотометрии, что наши результаты бокового VTA не могут быть полностью объяснены SNc.

    2) Предыдущие исследования продемонстрировали, что активность нейронов VTA-DA и высвобождение DA в прилежащем ядре (NAc) возрастают, когда ожидаемые шоки отсутствуют (Badrinarayan et al., 2012; Салинас-Эрнандес и др., 2018). Кроме того, в предыдущих исследованиях сообщалось, что ингибирование VTA-DA клеток или медиально расположенных проекций VTA-DA на медиальную оболочку NAc, но не более латеральных проекций VTA-DA к ядру NAc, ухудшает обучение угасанию (Salinas-Hernández et al., 2018 ; Луо и др., 2018). Настоящее исследование воспроизводит некоторые из этих результатов и расширяет их за счет визуализации медиальных и латеральных групп клеток VTA-DA и демонстрирует различные особенности кодирования (RPE против заметности), а также корреляцию между испытаниями активности и поведения.Кроме того, они сообщают, что ингибирование латеральных нейронов VTA-DA во время сигнала замедляет угасание. Хотя это интересные результаты, они немного инкрементные, и их важность можно было бы лучше сформулировать в контексте предыдущих исследований.

    Спасибо за этот комментарий. Мы полностью согласны с тем, что размещение наших результатов в контексте других исследований имеет важное значение. По этой причине мы ссылались на Badrinarayan et al., 2012 и Salinas-Hernández et al., 2018 во введении и обсуждении:

    Введение:

    «В частности, было показано, что нейроны VTA DA представляют собой RPE-подобные сигналы во время угасания страха, поскольку они демонстрируют повышенную активность, когда шок опускается по смещению сигнала, сигнализируя о том, что результат лучше, чем ожидалось (Salinas-Hernández и другие., 2018; Бадринараян и др., 2012; Jo, Heymann and Zweifel, 2018) ».

    Обсуждение:

    «Наши манипуляции с медиальными нейронами VTA DA вызвали изменения в обучении угасанию, которые соответствовали присутствию RPE-подобного сигнала в этой субрегионе. В частности, всплеск DA при пропуске ожидаемого шока причинно способствовал обучению вымиранию, что согласуется с результатами предыдущей работы (Salinas-Hernández et al., 2018; Luo et al., 2018) ».

    Для повторной подачи мы добавили следующие предложения:

    1) В разделе результатов: «Это согласуется с предыдущей работой, которая показала, что ингибирование медиальной VTA во время смещения сигнала ухудшает обучение угасанию (Luo et al., 2018; Salinas-Hernández et al., 2018) ».

    2) В разделе «Обсуждение»: «Мы обнаружили, что ингибирование бокового VTA при смещении тона не влияет на обучение угасанию предыдущего тона. Это согласуется с предыдущей работой, показывающей, что ингибирование субпопуляции нейронов VTA DA с проекциями на ядро ​​NAc не влияет на вымирание (Luo et al., 2018) ».

    3) На рис. 4E авторы показывают, что медиальные нейроны VTA-DA возбуждаются при смещении тона и что оно уменьшается в течение нескольких дней угасания.Чтобы исключить возможность того, что это просто реакция на прекращение самого тона, который затухает в течение нескольких дней, а не из-за ошибки предсказания, созданной в результате обучения, они должны проанализировать и показать реакцию на тон до создания условий страха (привыкания).

    Мы ценим этот комментарий и указываем на рисунок 3 — приложение к рисунку 1G, где мы показываем, что во время привыкания медиальная активность VTA DA при смещении тона не отличается от исходного уровня.

    4) Авторы утверждают, что медиальные нейроны VTA-DA кодируют ошибку предсказания вознаграждения, но во время кондиционирования нейроны VTA-DA проявляют большую реакцию на электрические удары (Рисунок 3 — рисунок в приложении 1G).Это говорит о том, что популяция клеток, из которой они записываются, не кодирует просто ошибку предсказания вознаграждения. Они используют подход волоконной фотометрии, который фиксирует то, что может быть гетерогенными популяциями медиальных VTA-клеток (некоторые из которых являются проектируемыми на mPFC, могут быть аверсивным кодированием), что может объяснить это. Каким бы ни было разрешение, авторы должны обсудить это очевидное несоответствие с их рабочей моделью более подробно.

    Мы согласны с авторами обзора в том, что медиальные нейроны VTA DA не просто кодируют RPE во время всех видов поведения.И в Результатах, и в Обсуждении мы указываем, что активность, по-видимому, согласуется со структурой RPE во время угасания страха, в то время как ни RPE, ни заметность не могут полностью объяснить нейронную активность в любой подобласти во время кондиционирования. Мы согласны с тем, что это может быть связано с неоднородностью на уровне отдельных ячеек, которую мы не обнаруживаем с помощью волоконной фотометрии.

    Чтобы ответить на ваши вопросы, в разделе «Обсуждение» мы пишем: «Фактически, мы обнаружили, что во время кондиционирования страха медиальный и латеральный VTA имели схожие профили активности, что может отражать неоднородность активности отдельных нейронов, которая не фиксируется с помощью фотометрии волокна.”

    5) Как отмечают авторы, (мотивационная) значимость может быть определена как «ошибка предсказания без знака» или «абсолютное значение RPE». Данные, по-видимому, являются предварительными для вывода о том, что латеральные нейроны VTA-DA сигнализируют о значимости. Во-первых, как обсуждалось в пункте №1, происходит ли возбуждение в начале и в конце CS от VTA или SNc.

    Согласны, это важный момент. Мы указываем рецензенту наш ответ на комментарий №1, где мы показываем другой профиль фотометрии волокна в SNc по сравнению с поперечным VTA.

    Во-вторых, начало и конец CS часто являются временем, когда происходит внезапное изменение поведения (например, см. Рисунок 3D,% зависания). Возможно, что наблюдаемая активация отражает изменение поведения, во многом похожее на сигналы начала движения, наблюдаемые в предыдущих исследованиях.

    Мы согласны с рецензентами, что это хороший момент. Чтобы помочь ответить на этот вопрос, мы теперь включили рисунок, который отображает взаимную корреляцию между активацией латерального VTA DA нейрона (флуоресценция GCaMP6f) и замораживанием во время привыкания, кондиционирования и угасания (изображение ответа автора 1).

    Кросс-корреляция между медиальной и латеральной активностью дофаминового нейрона VTA и поведением замирания.

    ( A ) Перекрестная корреляция между активностью медиального дофаминового нейрона VTA и замораживающим поведением в различных условиях эксперимента: привыкание (верхний график), обусловливание страхом (средний график) и угасание страха (нижний график).Для каждого графика красная линия представляет собой среднюю взаимную корреляцию между мышами, розовая заливка обозначает SEM. Серые линии обозначают взаимную корреляцию отдельной мыши для каждого условия эксперимента (n = 10 мышей для сеансов привыкания и кондиционирования страха, n = 10 мышей с 3 днями исчезновения на мышь для сеанса исчезновения страха). ( B ) То же, что и A, но для бокового VTA, с использованием синей вместо красной линии и затенения для представления средней кросс-корреляции между мышами (n = 11 мышей).

    Мы наблюдали положительную корреляцию в латеральном VTA между замораживанием и GCaMP6f во время привыкания, что является правильным направлением для объяснения заметного сигнала во время угасания в начале тона, когда мы наблюдали усиленное замораживание и повышенную флуоресценцию GCaMP6f.Однако эта положительная корреляция не объясняет характерный сигнал во время затухания при смещении тона, когда мы наблюдали уменьшение замораживания и увеличение флуоресценции GCaMP6f. Это предполагает разделение между сигналом, похожим на характерный, и прямой зависимостью между замораживанием и GCaMP6f. Отметим также, что корреляция между GCaMP6f и замораживанием была сильнее во время привыкания, чем вымирание в боковом VTA, даже несмотря на то, что значительный сигнал был намного сильнее во время вымирания. Это также предполагает, что корреляция между замораживанием и GCaMP6f недостаточна для объяснения заметного эффекта.

    В-третьих, возбуждение в конце CS невелико. Чтобы укрепить вывод, было бы предпочтительнее понаблюдать, сильно ли они активируются наградой.

    Мы согласны с рецензентом в том, что подтверждение того, что латеральные нейроны VTA также активируются вознаграждением, усилило бы вывод о том, что латеральная VTA отражает значимость. Ранее мы продемонстрировали ответную реакцию вознаграждения на медиальном / латеральном протяжении VTA с помощью 2-фотонной визуализации (Engelhard et al., 2019). Чтобы проверить этот результат с помощью фотометрии волокон, мы представили группу мышей (n = 3) с несвязанными случайными наградами (сгущенное молоко) в оперантной камере (рисунок 3 — приложение к рисунку 2). Мы наблюдали повышенную активность в латеральных дофаминовых нейронах VTA как по отношению к потреблению вознаграждения (которое мы сопоставили с началом первого лизания после доставки вознаграждения), так и к шоку (Рисунок 3 — рисунок в приложении 1C). Мы отмечаем, что повышенная активность для поощрения потребления началась примерно за 0,5 с до начала лизания, что может быть связано с подходом к вознаграждению, как сообщали другие (Hamid et al., 2016; Howe et al., 2013; Day et al., 2007). Мы провели тот же эксперимент на мышах с волокном, расположенным над медиальными нейронами VTA DA, и получили аналогичные результаты (Рисунок 3 — приложение к рисунку 2).

    Кроме того, наблюдают ли авторы возбуждение во время УЗИ (удара ногой) во время кондиционирования?

    Да, мы сообщили о возбуждении во время УЗИ (удар ногой) во время кондиционирования (Рисунок 3 — приложение к рисунку 1H).

    В-четвертых, оптогенетическое ингибирование латеральных нейронов VTA-DA вызывает отвращение к месту и снижает скорость.Эти результаты не обязательно совпадают с идеей, что латеральные нейроны VTA-DA сигнализируют о значимости.

    Спасибо, что указали на это. Теперь мы подчеркиваем в Обсуждении, что наши результаты предполагают, что латеральные нейроны VTA-DA передают сигнал, похожий на характерный сигнал во время угасания страха, , но наши данные по кондиционированию и другие наборы данных предполагают дополнительные роли или дополнительную сложность этого сигнала во время другого поведения. .

    6) Потенциально наиболее важным результатом этого исследования является замедление угасания страха за счет оптогенетического ингибирования латеральных нейронов VTA-DA в начале CS.Однако этот результат недостаточно развит и выглядит предварительным. Во-первых, результат появляется в основном из-за увеличения замораживания во второй половине дня вымирания 3. В контрольном эксперименте авторы показали, что оптогенетическое торможение снижает скорость передвижения животных. Неясно, могут ли авторы разделить замедление движения (которое может увеличить «кажущееся» замораживание) и прямое влияние на угасание (то есть процесс снижения усвоенного поведения).

    Это очень важный момент.Поскольку ингибирование VTA действительно снижает подвижность в нашем эксперименте с неприятием места в реальном времени (RTPA), мы не можем исключить прямой эффект латерального ингибирования VTA в начале тона, влияющий на выражение замирания, а не на сам процесс обучения. Однако тот факт, что мы действительно наблюдаем значимое взаимодействие между группой NpHR / YFP и испытанием исчезновения, предполагает влияние на обучение. Соответственно, как вы указываете, значительная разница с группами сравнения апостериорного теста проявляется только в последний день, что опять же согласуется с постепенным эффектом усвоения (рис. 6).Однако мы согласны с тем, что с этими данными мы не можем исключить влияние на самовыражение, а не на обучение, и мы поднимаем это предостережение в Обсуждении.

    Во-вторых, эффект относительно невелик. Возможно, рисунок S5 показывает эффект более четко, чем рисунок 5 (пожалуйста, покажите это и количественную сводку на основном рисунке). Но все же эти два условия пересекаются.

    Мы согласны с тем, что этот эффект относительно невелик, но статистически значим.Мы включили рассматриваемую панель из Рисунка S5 в Рисунок 6, как вы рекомендуете. В дополнение к сообщению о значительном взаимодействии между группой и испытанием исчезновения в прогнозировании замирания во время сигнала (рис. 6D; 2-сторонний смешанный дисперсионный анализ, где группа и номер тона являются факторами, а замирание во время тона — зависимой переменной. Групповой эффект: F ( 1,62) = 0,014, p = 0,908; взаимодействие группа × номер тона: F (1,62) = 2,217 p <10 -6 ) , теперь мы также включаем пост- произвольные тесты в отдельных испытаниях, сравнивающих группы, что имеет значение для некоторых испытаний в день 3, но не в другие дни (рис. 6C).Мы согласны с тем, что лучше иметь все визуализации на основном рисунке. Поскольку эффект невелик, мы решили соответствующим образом отредактировать часть языка в Обсуждении. В частности, мы пишем: «… влияние на поведение [латеральной манипуляции VTA] было относительно незначительным».

    В-третьих, наблюдается значительное снижение исходного уровня (до CS) в день исчезновения 1 и 2. Неясно, повлияло ли это на анализ данных. В целом, хотя это один из наиболее важных результатов этого исследования, данные не особенно убедительны.

    Это правда, что латеральное ингибирование VTA влияет на замораживание во время ITI (которое вы называете базовым замораживанием), а не только во время CS. Для простоты мы не обсуждали это в нашей первоначальной заявке. Теперь мы сообщаем, что эта разница в замораживании ITI действительно значительна (2-факторный дисперсионный анализ с группой и номером тона в качестве факторов, номер тона является повторяющейся мерой: Групповой эффект: F (1,62) = 6,477, p = 0,019; взаимодействие группа × номер тона: F (1,62) = 1.562 p = 0,004) .Интересно, что влияние на ITI противоположно влиянию на тон, поскольку сначала в группе NpHR во время ITI меньше замираний, а позже в группе NpHR во время тона больше замираний. Возможная интерпретация состоит в том, что латеральный VTA DA в начале тона способствует резкому замораживанию (таким образом, торможение резко снижает замораживание во время ITI), но со временем способствует обучению угасанию (и увеличивает замораживание во время тона).

    https: // doi.org / 10.7554 / eLife.54936.sa2

    Анатомия семантических знаний: медиальная и латеральная височная доля

    Аннотация

    Известно, что семантические знания (например, давно установившиеся знания об объектах, фактах и ​​значениях слов) серьезно ухудшаются из-за повреждения переднебоковой височной доли. Например, у пациентов с семантической деменцией наблюдается выраженная атрофия в переднебоковой височной коре, а также значительные повреждения медиальной части височной доли.Однако существует неопределенность относительно вклада повреждения медиальной височной доли, включая повреждение периринальной коры, в нарушение семантических знаний. Основываясь в основном на опубликованных материалах из нескольких источников, мы сравнили показатели пациентов с тяжелой амнезией с большими поражениями медиальной височной доли и пациентов с семантической деменцией по девяти тестам на семантические знания и двум тестам на новую способность к обучению. При тестировании семантических знаний пациенты с амнезией показали лучшие результаты, чем пациенты с семантической деменцией.Напротив, в тестах на новое обучение пациенты с семантической деменцией показали значительно лучшие результаты, чем пациенты с амнезией. Мы пришли к выводу, что повреждение медиальной височной доли нарушает формирование декларативной памяти, и что семантическое знание ухудшается до такой степени, что повреждение распространяется латерально в височной доле. Сообщения о том, что степень атрофии периферической коры головного мозга коррелирует с серьезностью нарушенных семантических знаний, можно понять, если предположить, что степень повреждения во многих областях височных долей взаимосвязана с этим прогрессирующим заболеванием, и что степень атрофии периферинальной коры головного мозга является непростой. косвенный показатель общей тяжести деменции.

    Двустороннее повреждение медиальной височной доли вызывает тяжелое и длительное нарушение декларативной памяти (1). Считается, что важными структурами являются область гиппокампа (поля СА, зубчатая извилина и субикулярный комплекс) и прилегающие периринальная, энторинальная и парагиппокампальная кора, которые составляют большую часть парагиппокампальной извилины. У пациентов с повреждениями, в основном ограниченными областью гиппокампа (2-5), нарушение памяти происходит на фоне сохранной интеллектуальной функции, сохранной удаленной памяти на факты и события и неизменных семантических знаний.

    Ситуация менее ясна в случае пациентов с тяжелым нарушением памяти и более крупными поражениями. Таким образом, интересно, что, в отличие от пациентов с ограниченными поражениями гиппокампа, два наиболее изученных пациента с наиболее тяжелыми нарушениями (HM и EP) имеют некоторую степень нарушения в тестах на дистанционно приобретенные семантические знания (например, тесты, которые оценивают длительные -установленные знания об идентичности и функциях общих предметов) (5). У этих двух пациентов есть большие поражения медиальной височной доли, а также некоторые повреждения переднебоковой височной коры, латеральнее медиальной височной доли (6, 7).Результаты недавнего исследования четырех пациентов, в том числе H.M. и E.P., предположили, что нарушение семантических знаний связано со степенью повреждения переднебоковой височной коры, а не с повреждением медиальной височной доли (5).

    Дополнительная важная информация о семантических знаниях поступает из исследования пациентов с семантической деменцией (SD), также известной как временный вариант лобно-височной деменции (8-10). У этих пациентов прогрессирующая атрофия, в основном затрагивающая переднебоковые височные доли, и они серьезно утратили концептуальные знания об объектах, фактах и ​​значениях слов.Несколько исследований количественно задокументировали места патологических изменений. В одном сообщении была значительная атрофия коры, особенно в левом полушарии, которая затрагивала височный полюс, веретеновидную извилину, нижнюю и среднюю височные извилины, миндалевидный комплекс и вентромедиальную лобную кору (11). Также было отмечено, что передняя периринальная кора, вероятно, была поражена в области височного полюса.

    Последующая работа также выявила атрофию в переднебоковой височной коре (веретенообразная извилина, средняя и нижняя височные извилины), но также выявила выраженную атрофию в энторинальной коре, переднем гиппокампе и в общем объеме парагиппокампальной извилины (12).Аналогичные результаты были получены в более крупном объемном исследовании, которое коррелировало нарушение семантической памяти с атрофией веретенообразной извилины, височного полюса и нижнебоковой височной коры (13). Тем не менее, снова было отмечено, что область периринальной коры и парагиппокампальной извилины были сильно атрофированы. Наконец, недавно сообщалось, что степень периринальной атрофии коррелировала с серьезностью нарушения семантических знаний (14). Эти данные позволили предположить, что повреждение структур в медиальной височной доле может быть важным фактором SD (14).

    Чтобы лучше понять важность периринальной коры и других структур медиальной височной доли для семантического знания, мы сравнили два типа пациентов: ( и ) пациентов с нарушением памяти с большими поражениями медиальной височной доли, включая полное поражение околошниковой коры. и различные повреждения переднебоковой височной коры; и ( ii ) пациенты с SD, у которых имеется заметное повреждение переднебоковой височной коры, а также атрофия в передней медиальной височной доле, включая периринальную кору.Основываясь в основном на опубликованных отчетах, в которых два типа пациентов прошли одни и те же тесты, мы оценили семантические знания пациентов и их способность к новому обучению.

    Участников

    Мы оценили эффективность двух групп пациентов с помощью одних и тех же тестов семантических знаний и антероградной памяти. Мы сравнили пациентов с тяжелой амнезией с большими поражениями медиальной височной доли и различными дополнительными повреждениями переднебоковой височной доли (группа MTL) и пациентов с SD.Большая часть данных по группе MTL опубликована (5). Данные для SD взяты из серии связанных публикаций, которые описывают модель сохранения и потери при SD (15-18).

    МТЛ Групп. Группа MTL (рис.1) состояла из трех пациентов, все мужчины, с тяжелой амнезией в результате энцефалита простого герпеса (EP, 1922 г.р., образование 12 лет, амнезия началась в 1992 г .; GP, 1946 г.р. , 16 лет образования, начало амнезии в 1987 году; и Г.Т., 1936 г.р., образование 12 лет, амнезия 1990 г.). Для более подробного описания поражений пациентов были проведены новые МРТ-измерения пациентов и три контрольных группы для каждого пациента. Новые измерения аналогичны тем, о которых сообщалось ранее (5, 7). Оценки повреждений основывались на количественном анализе, в соответствии с опубликованными процедурами сегментации височной доли (19, 20).

    Инжир.1.

    Магнитно-резонансные изображения, показывающие степень двустороннего височного повреждения у пациентов E.P. ( Верх ), Г. ( Средний ) и G.T. ( Низ ). A C — это взвешенные аксиальные изображения T-2 через височную долю. Изображения представляют собой сплошные срезы размером 5 мм (с промежутками 2,5 мм) и расположены от вентрального ( A ) до дорсального ( C ). О повреждении ткани свидетельствует яркий сигнал. D — это корональные Т-1 взвешенные изображения на уровне миндалины.Поврежденная ткань отображается темным сигналом. См. Описание поражений в тексте.

    Поражение

    EP простирается на 7 см каудально от височного полюса с двух сторон и включает всю миндалину и всю область гиппокампа (зубчатую извилину, клеточные поля собственно гиппокампа и субикулярный комплекс, за исключением небольшого пятна аномально выглядящей рудиментарной ткани. что составляет ≈10% объема гиппокампа). Кроме того, повреждение включает всю энторинальную кору, всю периринальную кору и большую часть коры парагиппокампа (≈74% слева и 79% справа).Поражение также распространяется латерально и включает ростральную часть веретенообразной извилины (≈47% слева и 71% справа). Боковая височная кора (нижняя, средняя и верхняя височные извилины) имеет нормальный объем (в пределах 5% от контроля). Наконец, островок уменьшается в размерах (≈40% слева и 38% справа).

    Как и E.P., поражение G.P. преимущественно медиально-височное, но его поражение распространяется дальше латерально. Повреждение распространяется на передние 7 см левой височной доли и передние 6 см правой височной доли.Повреждение включает двустороннее поражение миндалевидного тела, всей области гиппокампа, всей энторинальной и периринальной коры и большей части коры парагиппокампа (≈87% слева и 57% справа). Латеральное повреждение наиболее серьезно в переднем 1 см височной доли и распространяется каудально в веретенообразную извилину (≈26% слева и 43% справа) и в латеральную височную кору, объем которой уменьшается на ≈11% слева и 20% справа. Наконец, островок уменьшается в объеме на ≈78% слева и 44% справа.

    Поражение

    G.T. включает медиальную височную долю, но также распространяется латерально, поражая передние височные доли с обеих сторон. Повреждение включает передние 7 см левой височной доли, передние 5 см правой височной доли и включает всю миндалину, всю область гиппокампа, всю энторинальную и периринальную коры и большую часть коры парагиппокампа ( ≈85% слева и 59% справа). Веретенообразная извилина уменьшена в объеме на ≈39% слева и на 55% справа, а объем боковой височной коры уменьшен на ≈52% слева и на 37% справа.Наконец, островок уменьшается в объеме на ≈68% слева и 31% справа.

    CON-2 и CON-3. Восемь здоровых мужчин служили контролем (CON-2) для группы MTL (средний возраст = 74 года, среднее образование = 12,4 года). Только четыре из этих элементов управления прошли тест «Выбор объекта». Контрольные данные (CON-3) для двух тестов декларативной памяти получены от Squire и Shimamura (21).

    SD, CON-1, CON-4, CON-5 и CON-6. Пациенты с SD были описаны в серии связанных публикаций, в которых подробно описывается это состояние. Данные для девяти пациентов (6 женщин), которые участвовали в тестах 1-7 (см. Ниже) и в тесте «Пирамиды и пальмы», были представлены Ходжесом и др. . (15). В среднем эти пациенты были в возрасте 60 лет (от 56 до 72 лет) и имели образование 11 лет. CON-1 для этих 7 тестов относится к 9 контрольным (6 женщин, средний возраст = 61 год, образование = 11 лет), также из Hodges et al. (15). Данные для 11 пациентов (7 мужчин), прошедших тест «Решение объекта», были представлены Hovius et al . (16). Возраст пациентов в среднем составлял 63,3 года (диапазон = 52-78 лет) и 11,6 года образования, а их 21 контрольная группа (CON-4) в среднем составляла 68,5 лет и 11,0 лет образования. Данные для 11 пациентов с SD (7 мужчин), которые прошли тест на распознавание памяти, были представлены Lee et al . (17). Средний возраст пациентов 61,6 года и 12,1 года образования, а у 24 контрольных (CON-5; 6 мужчин) в среднем 69 человек.7 лет и 10,7 года образования. Симонс и др. сообщили о 12 пациентах (7 женщин), которые прошли тест с диаграммой. (18). Средний возраст пациентов составлял 61,1 года, а возраст 10 человек из контрольной группы (CON-6; 3 женщины) — 64,6 года.

    Материалы и процедуры

    Семь тестов взяты из Батареи семантических тестов, первоначально представленной Ходжесом и его коллегами (9, 22) и впоследствии измененной (15, 23, 24). Все семь тестов были основаны на одних и тех же рисунках (25) 24 животных и 24 объектов (или их названий).Каждый из 48 элементов может быть отнесен к одной из 8 категорий: 6 домашних наземных животных, 6 иностранных наземных животных, 6 водных существ и 6 птиц; 6 бытовых электроприборов, 6 неэлектрических бытовых предметов, 6 транспортных средств и 6 музыкальных инструментов. Если не указано иное, для тестов не было ограничений по времени.

    Указывая на картинку (Cue: Name). Участникам давали название предмета в качестве подсказки и просили определить подходящую картинку из восьми картинок той же категории.

    Именование (Реплика: Изображение). Участникам показали изображение предмета в качестве подсказки и попросили назвать его.

    Именование (Реплика: Описание). Участникам давали словесное описание предмета в качестве подсказки и просили назвать его.

    Семантические особенности. Участникам было задано восемь вопросов типа «да / нет» по каждому из 24 элементов, 4 вопроса о физических характеристиках элемента и 4 вопроса об ассоциативных (нефизических) характеристиках элемента, например.г., тостер круглый? Живет ли в Африке зебра?

    Категория Свободное владение языком (живая). Участникам было предложено назвать за 1 минуту как можно больше примеров из каждой из четырех категорий живых существ (животных, птиц, водных существ и пород собак).

    Категория Свободное владение языком (неживой). Участников попросили назвать за 1 минуту как можно больше примеров из каждой из четырех категорий неживых вещей (предметы домашнего обихода, транспортные средства, музыкальные инструменты и типы лодок).

    Сортировка по подчиненным категориям. Участники трижды отсортировали 12 наземных животных и 12 предметов домашнего обихода по узким категориям (например, отсортировали наземных животных на иностранных / домашних животных, жестоких / нежестких животных и животных больше / меньше немецкой овчарки). Исходный тест включал три задачи по сортировке. Здесь мы оценили данные только для третьей, наиболее сложной задачи сортировки (максимальный балл = 72).

    Два дополнительных теста были включены, потому что они использовались ранее для проверки семантических знаний у пациентов с SD или болезнью Альцгеймера (например,г., 26, 15). В задании по различению объектов и не объектов (27, 28) участники видели линейные рисунки реальных объектов и химерных необъектов (созданные путем вырезания и вставки частей реальных объектов) и их просили указать, был ли объект реальным или нет. Данные, представленные для пациентов с СД и их контрольной группы (16), взяты из теста, состоящего из 32 реальных и 32 химерных объектов. Данные для пациентов с амнезией и их контрольной группы взяты из аналогичного теста, состоящего из 30 пунктов каждого типа. В тесте «Пирамиды и пальмы» (29) участникам были показаны 52 карточки, каждая из которых содержит целевое изображение и два тестовых изображения.Пациентов просили указать, какое из тестовых изображений «соответствует» целевому изображению. Например, над рисунками лошади и козы было представлено седло, и участнику задали вопрос: какая из этих картинок внизу сочетается с картинкой вверху?

    Два теста были включены для оценки декларативной памяти (вспоминание и распознавание). Для теста на распознавание памяти (30) участники изучали список из 50 слов (или 50 лиц), а затем сразу же проходили двухальтернативный тест на распознавание с принудительным выбором.Для фигуры Рей-Остериет (31) участников попросили скопировать сложную диаграмму и воспроизвести ее по памяти после задержки. Для пациентов с СД и их контрольной группы задержка составила 45 мин; для пациентов с амнезией и их контрольной группы задержка составила 12 мин.

    Результаты

    Рис. 2, 3, 4 показывают результативность по девяти тестам семантических знаний. Пациенты с SD были серьезно нарушены по сравнению с контрольной группой (CON-1) по всем девяти тестам ( P <0.05). Кроме того, пациенты с амнезией с большими поражениями медиальной височной доли (EP, GP и GT) были ослаблены по сравнению с контрольной группой (CON-2) по шести из девяти тестов ( P <0,05; все, кроме Сортировки по категориям, Объект Решение, пирамиды и пальмы). Важно отметить, что по каждому из девяти тестов все три пациента с амнезией показали лучшие результаты, чем средний балл, полученный пациентами с SD. Действительно, для 14 из 27 возможных сравнений (9 тестов × 3 пациента) три пациента с амнезией получили средний балл SD выше 95% доверительного интервала.

    Рис. 2.

    Те же 48 элементов использовались для трех разных тестов. ( A ) Участникам дали название предмета и попросили определить подходящие картинки из восьми картинок той же категории. ( B ) Участникам показали изображение предмета и попросили назвать его.( C ) Участникам дали словесное описание предмета и попросили назвать его. CON-1 ( n = 9) и SD ( n = 9), пациенты с SD и их контрольная группа [данные из исх. 15; в исх. 15, в названии описания ( C ) использовалось 24 элемента, а не 48, и поэтому средства и SEM для групп CON-1 и SD были удвоены]. CON-2 ( n = 8), контрольная группа для E.P., G.P. и G.T., которые являются пациентами с большими поражениями медиальной височной доли и переменным дополнительным повреждением переднебоковой височной доли (данные из справ.5). Скобки показывают SEM.

    Рис. 3.

    Участников попросили за 1 минуту назвать как можно больше примеров из каждой из четырех категорий живых ( A ) и неживых ( B ) вещей. ( C ) Участников попросили разделить 12 наземных животных и 12 предметов домашнего обихода на три подчиненные категории каждая.( D ) Участникам было задано восемь вопросов «да / нет» о семантических характеристиках (например, размер, форма, среда обитания, использование) 48 живых и неживых объектов. Для контрольных групп и групп пациентов см. Рис. 2. Скобки показывают SEM.

    Рис. 4.

    ( A ) Результаты теста «Пирамиды и пальмы» (максимальный балл = 52).Для контрольных групп и групп пациентов см. Рис. 2. ( B ) Участников попросили оценить, изображены ли линейные рисунки реальные или химерные объекты. Пациенты с SD ( n = 11) и их контрольная группа (CON-4, n = 21) видели 32 реальных и 32 химерных объекта (данные из ссылки 16). Пациенты с амнезией и их контрольная группа (CON-2, n = 4) видели по 30 объектов каждого типа (данные из ссылки 5). Скобки показывают SEM.

    Из трех пациентов с амнезией G.T. был наиболее серьезно нарушен (также см. Ссылку 5). Он получил самый низкий балл в группе MTL в 6 из 9 тестов (и получил самый низкий балл в 2 других). Но даже Г. показал лучшие результаты, чем средний пациент с SD, по всем девяти тестам, а по четырем тестам он набрал более 95% доверительного интервала.

    Для тестов на запоминание и узнавание результаты были противоположными. По тесту слов распознавания памяти (рис. 5 A ) пациенты с SD были ослаблены по сравнению с контрольной группой ( P <0.01), но, тем не менее, результаты были значительно выше случайности ( P <0,01). В тесте Faces пациенты показали результаты ниже своих контрольных, но разница не достигла значимости. Напротив, пациенты с амнезией действовали случайно и гораздо хуже, чем пациенты с SD. На диаграмме теста (рис. 5 B ) пациенты с СД смогли воспроизвести фигуру по памяти почти так же, как и их контрольная группа ( P > 0,10). Напротив, трое пациентов с амнезией, несмотря на то, что их тестировали только после 12-минутной задержки (а не после 45 минут, как в группе SD), вообще не смогли воспроизвести диаграмму.Г.П. получил 2 балла, а E.P. и Г. не помнил, чтобы видел диаграмму раньше. Разница в оценках копий для пациентов с амнезией и их контрольной группы по сравнению с оценками копий для группы SD и их контрольной группы, скорее всего, связана с различиями в том, насколько строго были оценены диаграммы.

    Рис. 5.

    ( A ) Характеристики памяти распознавания для 50 слов ( W ) и 50 лиц ( F ) для пациентов с SD ( n = 11) и их контрольной группы (CON-5, n = 18 , данные из исх.17; CON-3, n = 8, контрольные данные из исх. 21). Пунктирная линия указывает на случайную производительность. ( B ) Показатели для копии ( C ) и отложенного отзыва ( R ) фигуры Рей-Остеррейта для пациентов с SD ( n = 12) и их контрольной группы (CON-6, n = 10, данные для 45-минутного отложенного отзыва из ссылки 18; CON-3, n = 8, данные для 12-минутного отложенного отзыва из ссылки 21. Оценка отзыва для EP и GT была равна нулю. SEM.

    Обсуждение

    Основываясь в основном на ранее опубликованных данных, мы сравнили показатели пациентов с тяжелой амнезией с большими поражениями медиальной височной доли и пациентов с СД по девяти тестам семантических знаний и двум тестам новой способности к обучению. При тестировании семантических знаний пациенты с амнезией показали лучшие результаты, чем пациенты с СД. Напротив, в тестах на новое обучение пациенты с СД показали значительно лучшие результаты, чем пациенты с амнезией.

    SD — прогрессирующее заболевание с различной патологией, и оценки некоторых пациентов могут отличаться от оценок пациентов, приведенных здесь. Например, в одном исследовании (32) пациенты с преимущественно атрофией правой височной доли продемонстрировали заметно худшие результаты по тесту «Память распознавания для лиц» (<60% правильных ответов), чем пациенты с SD, чьи оценки показаны на рис. 5 A . У этих пациентов также было значительное повреждение медиальной височной доли, а степень атрофии правого гиппокампа и правой парагиппокампальной извилины больше коррелировала с результатами теста памяти распознавания лиц, чем другие измеренные височные области.Важно отметить, что эти пациенты, как и другие пациенты с диагнозом SD, также были нарушены на тестах на семантические знания (например, они получили 36,3 балла по тесту пирамид и пальм; сравните с рис. 4 A ). Таким образом, хотя некоторые пациенты с SD действительно демонстрируют нарушение новой способности к обучению (поскольку патология распространяется медиально в гиппокамп и парагиппокампальную извилину), эти пациенты также демонстрируют серьезно нарушенные семантические знания. В этом отношении они разительно отличаются от пациентов с повреждениями, которые в основном носят медиально-височный характер, и нам не известны сообщения о том, что пациенты с SD имеют паттерн нарушения, подобный описанному здесь для медиальной височной амнезии.

    Важным моментом является то, что пациенты с амнезией с поражением преимущественно медиальной височной доли демонстрировали лишь ограниченные нарушения при тестировании семантических знаний. Среди трех пациентов с амнезией пациент Г. имел наиболее серьезные нарушения в тестах семантических знаний, а также имел наибольшее повреждение переднебоковой височной коры (хотя он все равно показал численные результаты лучше, чем средний балл SD по всем девяти тестам). Кроме того, пациенты E.P., G.P. и G.T. все имеют полное повреждение периринальной и энторинальной коры; еще Г.Т. показал худшие результаты, чем два других пациента, по большинству тестов на семантические знания. Эти данные, по-видимому, исключают решающий вклад периринальной и энторинальной коры в дефицит семантических знаний. Этот вывод также подтверждается находкой в ​​SD, что нарушение семантических знаний коррелирует с уменьшением объема структур в латеральной височной коре, но не с уменьшенным объемом парагиппокампальной извилины (13).

    Что тогда можно сделать из наблюдения, что у пациентов с СД степень атрофии в периринальной коре коррелировала с тяжестью нарушения семантических знаний (14)? Одна из вероятных возможностей заключается в том, что при прогрессирующем состоянии, таком как SD, которое включает широко распространенную патологию в височных долях, степень повреждения во многих областях височных долей будет коррелировать друг с другом и с серьезностью состояния.В этом смысле степень атрофии периринальной коры может служить показателем общей тяжести деменции. Отдельные измерения периринальной коры и других областей (например, веретенообразной извилины, переднебокового полюса, нижней и средней височных извилин и миндалины) на разных стадиях заболевания могут служить проверкой этой идеи.

    Также стоит подчеркнуть, что все известные нам пациенты с амнезией, у которых имеется значительное повреждение медиальной височной доли, которое простирается за пределы области гиппокампа в парагиппокампальную извилину, также имеют по крайней мере некоторые повреждения более латеральной височной коры, даже у тщательно изученного пациента H. .М. (5, 6). Соответственно, невозможно окончательно исключить возможность того, что некоторая часть ограниченного нарушения семантических знаний, демонстрируемого исследованными здесь пациентами с амнезией, может быть вызвана повреждением внутри парагиппокампальной извилины. Тем не менее, поразительно, что у исследованных здесь пациентов с амнезией наблюдается полная потеря энторинальной и периринальной коры; тем не менее, их семантические знания намного лучше, чем у пациентов с SD, и они практически не затрагиваются в двух тестах семантических знаний (сортировка для всех трех пациентов и выбор объекта для E.П. и Г.Т.). Также примечательно, что пациенты с СД намного лучше обучаются новому, чем пациенты с амнезией. Эти наблюдения исключают идею о том, что повреждение структур медиальной височной доли, включая периринальную кору, вносит какой-либо большой вклад в SD. Таким образом, кажется разумным заключить, что повреждение медиальной височной доли нарушает формирование декларативной памяти и что семантическое знание ухудшается до такой степени, что большее латеральное повреждение происходит в височной доле.

    Благодарности

    Мы благодарим Дженнифер Фраскино и Лию Суолли за помощь.Эта работа была поддержана Медицинской исследовательской службой Департамента по делам ветеранов (Грант 24600 Национального института психического здоровья) и фондом Metropolitan Life Foundation.

    Сноски

    • ↵ ¶ Кому должна быть адресована корреспонденция.